Григорий Оклендский   стихи                                         

Осеннняя элегия

Снова осень мне стучится в двери.

                        В южном небе юная Луна.
Звёзды расписали акварелью

                        неба полусвод. Не зная сна,
Стерегут покой подлунных пастбищ,

                        сон людской близ океанских шор.
Вверх смотрю и беспричинно счастлив,

                        и веду с Луною разговор.
Ни о чём, а впрочем, и не важно.

                        Дотянуться до неё рукой!
И погладить, и напиться – жажду

                        разом утолив за день-деньской.
А она – тонка и непорочна,

                        и наивна, и слегка дрожит.
Дива, вознесённая над ночью,

                        из окошка в облаке глядит...
 

Я живу предчувствием - не чувством.

                        Я хочу, чтоб осенью ко мне
Возвратился кочаном капусты

                        шар земной, замотанный в кашне.
Мне другая осень часто снится.

                        В северной далекой стороне
Над безлюдным полем кружат птицы,

                        собирая крохи по земле.
Желто-красный сарафан опушки.

                        Ярких красок поздний хоровод.
Песня запоздалая кукушки.

                        Здесь никто уж больше не живёт.
 

Лишь художник... Может быть, напрасно?
Осень. Озимь. Заморозков медь...
Резкие мазки наносит маслом,
чтоб пейзаж навек запечатлеть.

Сказка о временах года

Кого бы полюбило Лето –

С его отчаянной жарой,

Копной волос в рыжинках света

И бесшабашной красотой?

 

Весну?! В веснушках конопатых?!

С весёлой чёлкой набекрень?

Она всегда спешит куда-то...

Навстречу Лету? Лету – лень

В ней разглядеть смущенье юной

И целомудренной души...

И суд над Летом ночью лунной

Другая женщина вершит.

 

То Осень – старшая подруга

Весенних мимолетних грёз –

Гоняет летний зной по кругу,

Дождями доводя до слёз.

Она приходит горделиво...

В ней шарм, особенная стать.

Она мудра, она красива –

Но Лету это не понять...

Уходит Осень торопливо,

Роняя облик золотой...

А Лето? Лето смотрит в Зиму,

Любуясь строгой красотой!

 

 

«Какое чудо – снег твой первый!

Пушистый, мягкий, озорной!

Твой взгляд бодрит, щекочет нервы,

Влечёт... Эх, Зимушка, постой!

Открой души своей объятья!

Позволь в глаза твои взглянуть!

Позволь украсть! (Не в этом суть!)

Позволь мне подвенечным платьем

Твой стан девичий обернуть?!»

 

Зима... Невеста-белоснежка...

Порой туманна, холодна...

Её растопит Лета нежность?

С ним под венец пойдёт она?

Увы... Доверилась Старухе-

Гадалке, выросшей в глуши...

«Ведь Лето ветренно и сухо...

Ты, внучка, замуж не спеши.

Оно назойливо без меры...

Всё обещает... Да не впрок...

Да, сладки речи, но манеры

Тебе наскучат, мой дружок...»

 

Зима завьюжила... Морозы

Сковали летний первоцвет...

Не слышно голосов прохожих,

Лениво тянется рассвет...

А Лета – много лет как нет.

Осталась Зимушка одна...

Лишь Осень, верная сестра,

Зиме сочувствует сквозь слёзы,

И дарит жёлтые мимозы

Ей долгожданная Весна.

...

Кого же ты любило, Лето-о-о?

Вернулось Эхо... Без ответа...

Камертон осенний

Моросящий дождь навевает грусть.

Монотонный, жалобный – свесил уши.

И сиреневый полусонный куст

Мне кивает в такт и обходит лужи.

Я смотрю на небо - плывут домой

Островные тучки, раскинув руки.

Океан рычит приливной волной,

Накрывает берег и гасит звуки.

В октябре дурацкой хандрой пленён.

Камертон осенний весной отравлен.

Облепихи гроздья со всех сторон

По воде плывут отголоском давним...

Родом из Белоруссии. Школьные годы – в Гомеле, студенческие - в Ижевске, лучшие – в
Новосибирском Академгородке. Многие годы занимался автоматизацией научных исследований
в медицине и разработкой информационных систем здравоохранения.  Почти 25 лет живет и работает в Окленде (Новая Зеландия)
Автор двух поэтических книг – «Время собирать...» (Ижевск, 2010) и «Время стихов» (Москва,
2014), многочисленных публикаций в бумажных и сетевых изданиях, таких как «Гостиная», «Поэтоград», «Новая Реальность», «Эмигрантская Лира», «Связь времён», «Витражи», «Южный островЪ» и др. Член Союза писателей XXI века. Финалист 7-го Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская Лира» (Бельгия, 2015), 3-го Международного поэтического фестиваля «Дорога к Храму» (Израиль, 2018).

***

Я люблю молодую Луну,

что висит за окном полумесяцем.

На свидание к ней я приду

по непрочной веревочной лестнице...
Притягательна и нага,
недоступна, желанна, бесстыжа!
Не могу устоять на ногах,
трезвый голос рассудка не слышу.
Убежать с молодою Луной!
И прожить по-другому остаток,
и оставить долги за спиной,
и нарушить вселенский порядок!
Окунуться в искрящийся снег,
взявшись за руки, громко смеяться,
пополам делить радость и хлеб,
восхитительный утренний свет –
и уже никогда не расстаться
ни с мечтою, ни с прошлым, ни с чем...
Всё носить в той котомке заплечной.
Ты ни разу не спросишь - «Зачем?»,
Ангел мой в этом мире не вечном...
Я любви не истратил запас,
и, как в юности, сильный и нежный...
Так позволь мне единственный раз
стать твоею судьбой неизбежной…

 

Этот сон не нарушил никто –
он иссяк, прохудился, растаял.
Лунный свет в параллельном кино,

где когда-то тебя я оставил.
Ну, а завтра, опять как вчера -
просыпаться с будильником в восемь.
Рядом спит дорогая жена.
На дворе - не последняя осень...
А на небе - неясный овал
той Луны, что была полумесяцем.
Та, кого я так долго искал,

растворилась ... и шторки завесила.

Сезонная сумятица

***

Март. Весна. Любовь. Качели.

Солнце греет еле-еле.

Я сгребу тебя в охапку

И к груди прижму украдкой.

Околдую, окольцую,

Но в руках не удержу.

На прощанье поцелую -

Отпущу в гнездо к стрижу.

 

***

Апрель. Природа оживает.

Одежды зимние долой!

Я еду утром на трамвае.

Заходят девушки гурьбой.

Все целомудренно красивы!

Я так устал от частых встреч...

Любовь?! Опять проходит мимо.

Ищу рецепт её сберечь.

 

 

***

Март... Еще не увядает

море синее! Толпой

к нам пришла дельфинов стая

подружиться над волной!

Я ныряю  в небосводы

океанов и морей.

Нынче я - дитя природы,

брат дельфинов... Водолей!

 

***

Апрель - как болдинская осень.

Как перевертыш-календарь.

Подмешивает в краски проседь

и гонит прочь тоску-печаль.

Его проделкам невозможным

я неожиданно вторю.

И в день пригожий осторожно

орешки белочкам кладу.

Из Южного полушария...

Как грустно сознавать – весны не будет...
К нам осень возвращается весной.
И сердце будоражит, но не будит
Её приход, отмеченный строкой.
Ложится слово, смешанное с кровью,
На скатерть пожелтевшего листа.
Рифмуя вопреки всему, с любовью –
Тебе пишу из Южного Креста.
А этот Крест, висящий над землёю -
Таинственный... мерцающий огонь...
Смогу ли я вечернею звездою
Упасть в твою раскрытую ладонь?

Что душу греет? Что её тревожит?

К кому вопросы эти обращу?

Всё преходяще. День встаёт погожий.

Осенним утром по весне грущу...
 

Нежность

Я тебя провожаю взглядом
И встречаю - глаза в глаза...
Губы - пахнущие помадой,

Не целованные... Нельзя!

Прядь волос непослушных вьётся
И упрямо стремится ввысь!

А какое высокое солнце!
Ты зажмурилась... Улыбнись!
Я тебя угощаю вишней –
Ты губами берёшь с руки.
Мы в обнимку сидим на крыше
И воркуем, как голубки.

 

Утро лета. Рассвет. Палатка...
Гладь озёрная. Тишина.
На груди моей дремлешь сладко

И бормочешь слова… слова…
Удивлённую, взяв на руки,

Похищаю тебя у сна...
Что там шепчут твои уста?
В этот час замирают звуки.
Обнажённую, взяв на руки,
В даль лесную тебя несу.
Мы ныряем с тобой в росу.
Нам ещё далеко до разлуки...