Яна-Марина Курмангалина  стихи                                         

Весна в Венеции

                          1

 

Когда ни мыслей не осталось

ни снов — с собою налегке

везешь февральскую усталость

на юг в потертом рюкзаке

 

туда где солнечная пьяцца

очнувшись в первой из декад

в весенний голос итальянца

крылатый вносит предикат

 

где ветер моря в альвеолах

окон вздувает паруса

венецианская гондола

раскачивает небеса

 

и отшелушиваясь былью

зимы в стремлении на юг

вдруг думаешь — а не забыл ли

ты дома выключить утюг

 

 

                         2

 

Падает солнце за город вечерний

чайки и дети — кричат

пьяцца палаццо таверны харчевни

лодок темнеющий ряд

 

вот отплывает один полумесяц

гулко скрежещет настил

вот гондольер на соседней невесел

думает — кто б заплатил

 

мартовский ветер толкает под спину

блики дрожат на стене

ah bella donna qui signorina*

кажется — это ко мне

 

падает солнце за рыжую арку

в адриатический бриз

и расступается площадь сан марко

и продолжается жизнь

 

*- Ах, красавица! Сюда, синьорина!

 

                         3

 

Где горизонт в туман завален

и не сыскать его начал

мафусаил морских окраин

своей большой эпохе равен

под ночь выходит на причал

 

канал оглядывая мглистый

сощурив карие глаза

с мелькнувшей искрой золотистой

он всматривается в туристов

бредущих группой на вокзал

 

и флаги хлопают по ветру

волна ныряет под мосты

и человек на стыке света

швартует город к вапоретто

не перейдя его черты

 

ему привычен этот танец

и каждый угол и альков

венеции — вот иностранец

заходит в лавку где вьетнамец

спит среди бус и кошельков

 

вот подавив в себе тревогу

следит за чайками в пике

турист заблудший — слава богу

мы здесь хоть выбрали дорогу

потомки на материке

 

                         4

 

Легко любить венецию легко

под утренний глоток американо

когда туман плывет как молоко

по площадям

и улицам мурано

 

где ждет прилива вешняя вода

рыбак — улова свежего из свежих

легко любить венецию когда

в округе местных

больше чем приезжих

 

еще не взбаламутивших покой

ее весны — галденьем сумасшедшим

легко любить венецию такой

приснившейся

и вдруг произошедшей

 

                          5

 

Из обьятий темных дворов старинных

выбираясь к свету как на парнас

видишь чаек белые цеппелины

что снимаясь с волн поджидают нас

 

процарапав криком камедь заката

ловят хлеб и падают в небеса

коротка их память в начале марта

на чужие лица и голоса

 

итальянских улиц глаза раскосы

и на мне заведомо их печать

от того приходится на расспросы

подошедших скомканно отвечать

 

как пройти к палаццо какой из узких

fondamenta выйти к мостам del vin

и мешает ветер английский с русским

и над миром кружится цеппелин

Родилась в 1979 году в Башкирии. Детство прошло в Западной Сибири – в трассовом поселке Хулимсунт. Юность – в Краснодарском крае и Ростове-на-Дону. Семь лет работала ИТРовцем в системе «Газпрома», в г. Белоярский (ХМАО, Югра). Окончила Литературный институт им. А.М. Горького (семинар В.А. Кострова) и получила кинодраматургическое образование во ВГИКе им. С.А. Герасимова (мастерская А.Я. Инина). Автор трёх книг стихов – «Белые крылья» (Пермь, 2000 г.), «Вид из окна» (Архангельск, 2008 г.), «Первое небо» (Томск: ИД «СК-С», 2015), и книги прозы для детей «Журавлиное солнышко» в серии «Сказки русского леса» (Москва, «ВАКО», 2016). Стихи, статьи и переводы публиковались в российской и зарубежной периодике, в том числе в журналах: «Новый берег», «Гвидеон», «Дружба народов», «Prosodia», «Интерпоэзия», «Октябрь», «Эмигрантская лира», «Гостиная», «Этажи», «Байкал», «Аврора» и др., а так же в свое время вошли в антологию «Литература Югры: 1930-2000 гг.».

***

Какой апрель над станцией кружит

за рельсами темнеют гаражи

но ветер юн хотя еще неласков

и облака плывут как миражи

над лужами подернутыми ряской

небесного оттаявшего льда

свет искажён и морщится вода

 

и снова жизнь берёт ориентир

на время что всплывая из квартир

как пыль наверх потянется устало

так жигулёнок выезжает в мир

размять больные ржавые суставы

так старый двор за городской чертой

глядит вокруг прощаясь с темнотой

 

и дух весны уже необратим

ты снишься мне расходятся пути

от тех широт где мы с тобой бывали

где даже если очень захотим

то наяву увидимся едва ли

хотя о чем я — лето впереди

и многое возможно

в идеале

***

Над парком в сыреющий воздух

ветра намечают размах

чернеют лохматые гнезда

в скрипучих древесных руках

 

и отзвук вороньего грая

у неба в подбрюшье зудит

а мальчик стоит замирая

на черные гнезда глядит

 

у дерева есть постояльцы

у дерева с каждой весной

болят узловатые пальцы

разбухшие в хмари лесной

 

вдали электрички летают

дрожит привокзальный перрон

а мальчик стоит и считает

стоит и считает ворон

***

Облака весенние раздуты

талою водою налиты

он живет над вывеской "продукты"

а она — над вывеской "цветы"

 

нелегки страдания поэта

просыпаясь в утреннем поту

он всегда по сторону по эту

а она как водится — по ту

 

вот идет поглядывая строго

за спиной вздыхает весь район —

человек стоит через дорогу

человек мечтою опален

 

он готов собой объять полмира

он готов бледнея и дрожа

прочитать отрывок из шекспира

для ее второго этажа

 

с этим все конечно же непросто

но однажды по пути домой

жизнь столкнет их возле "перекрестка"

или возле лавки с шаурмой

 

и тогда сюжет перебегая

в мир войдет понятная без слов

светлая огромная благая

самая обычная любовь

***

Облачный край чуть розов ночь впереди ясна

в голосе ветра слезы значит пришла весна

 

значит февраль обманут в собственной вере слеп

в дымчатых разливанных лужах теряя след

 

эхом весенним пойман выдохшийся пустой

скоро уйдет он в пойму за городской чертой

 

где беспокойно галки слушают скрип ворот

где на вселенской свалке бывших людских щедрот

 

снежную пыль взметая ветра ловя дискант

делит собачья стая смерзшийся конфискат

***

Нам друзьями выглядеть — не с руки
хоть еще не числимся во врагах
мы с тобою — темные две реки
в слюдяных растущие 
берегах

 

где чуть солнце спрячется — и поблек
ледяной проталины первый пот
мы с тобой — излучины древних рек
мирового времени 
оборот

 

и покуда ветры туман влекут
март гуляет по небу — зол и пьян
не пересекаются но текут
две реки два паводка 
инь и ян

***

Гудит на улице весна сидит в конторе у окна

иван петрович рыбаков

своим настроем никаков

 

казалось бы и пусть сидит как вросший в камень сталагмит

сидит задумчив не сердит

на ипотеку и кредит

 

бумаги пыльные берет и углубляется в отчет

читая вслух как в сен–тропе

зарегистрировать ип

 

плывут клиенты косяком и их проблемами влеком

проходит час за ним второй

и ночь уже не за горой

 

день промельнул и был таков встает из кресла рыбаков

кладет в портфель экзюпери

и не спеша идет к двери

 

выходит вертит головой но вдруг поймав над мостовой

поток — как сам себе пилот —

ложится в бреющий полет

 

все выше вверх — портфель в руке таджик в ларьке закат в реке

и золотые облака

цепляют полы пиджака

 

а люди видя в этом сон вздыхают щурясь в небосклон

ну вот чуть вечер снова он

летит — наверное влюблен