Валерий Румянцев    стихи                                         

Родился  в  1951  году  в  Оренбургской  области.   Учился  в  Куйбышевском   авиационном  институте,  на  юридическом  факультете  Северо-Осетинского  госуниверситета.  Окончив  филологический  факультет  Воронежского    пединститута,  три  года  работал  учителем,  завучем  в  одной  из  школ  Чечено-Ингушской  АССР.  После  окончания  Высших  курсов  КГБ  СССР  на  протяжении  тридцати  лет  служил  в  госбезопасности.  Из   ФСБ  РФ  уволился  в  звании  полковника.            

Рассказы опубликованы  в  170  изданиях  РФ  и  за  рубежом,  в  том числе,  в  60  литературных  журналах  и  альманахах.  Автор 11 изданных книг стихов и прозы.

***

Мы  проходим  сквозь  Время  как  хрупкие  тени

И  с  собою  берём  в  этот  длительный  путь

Только  груз  разъедающих  душу  сомнений,

Не  дающий  в  пути  нам  назад  повернуть.

Мы  проходим  сквозь  жизни  упрямо  и  хмуро,

И  давно  уже  сердце  в  отставку  зовёт.

Только  наша  привычка  -  вторая  натура  -

Заставляет  идти  всё  вперёд  и  вперёд.

***

“Когда  бы  ты  хотел  родиться?”  -

Однажды  Бог  меня  спросил.

И  я  в  ответ  провозгласил:

“Здесь  неуместно  суетиться.

Рождение  должно  созреть.

Всё  в  мире  сплетено  друг  с  другом.

В  одной  упряжке  жизнь  и  смерть

Мчат  нескончаемо  по  кругу.

Родись  не  вовремя  -  беда,

Растопчут,  даже  не  заметив.

И  будешь  зря  коптить  года,

Как  бы  живя  на  белом  свете.

Рождение  должно  созреть

И  выбрать  нужное  мгновенье,

Чтоб  ярким  пламенем  гореть.

Так  что  имей,  господь,  терпенье.

И  хоть,  я  знаю,  много  дел,

Но  торопиться  не  пристало.

Рождаться  зря  душа  устала,

Усталости  же  есть  предел”.

И  Бог,  замедлив  звёзд  движенье,

Сказал:  “Ну  что  ж,  тебе  видней”.

И  отложил  моё  рожденье

На  этот  раз  до  лучших  дней.

***

Стою  на  вершине,  и  ветер  колышет

Остатки  волос  на  моей  голове.

Грудь  воздухом  гор  с  упоением  дышит,

И  чувство  свободы  всё  крепче  во  мне.

Стою  на  вершине.  Как  весело  падать,

Должно  быть,  отсюда  в  зовущий  провал.

Но  прежде  летать  научиться  мне  надо,

Я  этой  науки  ещё  не  познал.

Хоть,  кажется,  крылья  растут  за  спиною,

Рассудок  твердит,  что  всё  это  -  мираж.

Дух  гор  для  меня  испытанье  устроил,

Не  нужно  впадать  в  неестественный  раж.

И  я  не  впадаю.  А  как  бы  хотелось.

И  птицей  колотится  сердце  в  груди.

Но  главное  -  здесь  зарождается  смелость,

А  всё  остальное  ещё  впереди.

***

Я  не  знаю,  не  знал  и  ранее,

Есть  ли  польза  от  разных  дум.

Знаю:  главное  достояние  -

Наш  недюжинный  задний  ум.

Задубевший,  в  боях  проверенный,

Он  всегда  нам  укажет  путь.

Только  жаль,  что  он  сивым  мерином

Нас,  чуть  что,  норовит  лягнуть.

***

Окровавленною  лентой

Край  земли  закрыл  свой  стан.

Солнце  сходит  с  постамента

В  тёмно-синий  океан.

Туч  багровых  многоклочье

Громоздится  над  рекой,

Видно,  будет  этой  ночью

Недоступен  нам  покой.

Будет  гром  и  шквальный  ветер,

Будут  волны  в  полный  рост…

Нас  уже  пугали  этим,

Но  не  очень  удалось.

***

Когда  в  душе  отчаянье  и  боль,

И  кажется,  что  жизнь  -  пустая  шутка,

Не  забывай,  что  всё  перед  тобой

Всего  лишь  отражение  рассудка.

А  отражение  порою  может  лгать,

Коль  зеркало  кривое  попадётся,

Поэтому  не  торопись  страдать,

Быть  может,  всё  ещё  и  обойдётся.

***

Я  недвижим  лежу  в  постели

И  сквозь  стекло  смотрю  на  свет.

Уже  четвёртую  неделю

Как  сил  из  дома  выйти  нет.

 

А  за  стеклом  под  синим  небосводом

Как  пух  летят  куда-то  облака,

И  пенные  стремительные  воды

Уносит  говорливая  река.

Обветренные  вымытые  скалы

Стоят  по  пояс  в  струях  ледяных.

Огромные,  как  шапки  аксакалов,

Охапки  трав  устроились  на  них.

Сверкает  солнце  в  брызгах-самоцветах,

Сверкает  снег  на  склонах  дальних  гор.

Ковром  цветов  всё  устелило  лето,

Вокруг  построив  каменный  забор.

А  там,  вдали,  чернеющие  ели

Отважно  держат  натиски  лавин.

И  даже  из обезумевших селей

Сквозь  ели  не  прошёл  бы  ни  один.

 

На  белом  фоне  лоскутком  сукна

Ущелье  словно  резаная  рана.

Такой  вот  вид  из  моего  окна  -

Неутомимого  телеэкрана.

***

Ни  горя,  ни  тоски,  ни  огорчений

Не  будет  у  сошедшего  с  ума,

Ведь  у  него  кусками  развлечений

Наполнена  дорожная  сума.

И  время  для  него  не  цепь  событий,

А  из  обрывков  спутанный  клубок,

Где  есть  и  нити  мировых  открытий,

И  рома  веселящего  глоток,

И  чувство  безмятежного  полёта,

И  теплота  младенческого  сна…

Всё,  что  угодно,  есть  у  идиота.

Жизнь  для  него  привычна  и  ясна.

Но  боже  упасти  такую  ясность

Вдруг  получить  взамен  того,  что  есть.

Ведь  наша  жизнь  лишь  до  тех  пор  прекрасна,

Пока  загадок  в  ней  не  перечесть.

***

Когда  орёл  не  ловит  мух,

То  мухи  меж  собой  судачут:

Боится  наших  оплеух

Царь  птиц  хвалёный,  не  иначе.

В  орлином  теле  -  слабый  дух,

Всего  земного  он  страшится,

А  был  бы  он  из  нас,  из  мух,

Была  бы  неплохая  птица.

***

Есть  в  этой  жизни  (да  и  в  той,

Конечно,  есть  -  они  похожи)

Мгновения,  что  душу  гложут

Своей  кричащей  пустотой.

Их  череда  необозрима.

И  как  уж  ты  ни  суетись,

Пройти  не  удаётся  мимо,

Проходит  мимо  только  жизнь.

А  нас  несёт  бесстрастно  время

Через  мгновенья  и  года.

Какое  тягостное  бремя

Плыть  по  теченью  в  Никуда