Илья Криштул    стихи                                         

Родился и живёт в Москве. Пишет стихи и юмористическую прозу. Работает учителем, женат, воспитывает детей. Автор двух прозаических книг, лауреат многих "сетевых" литературных конкурсов.

***

Не знаю, что мне суждено –

Жизнь жалит осами

И путь мой выстлан уж давно

Увы, не розами.

Приют последний я видал,

С чёрной оградою…

Молюсь Тебе, что б он не стал

Моей наградою.

Молюсь Тебе – не жить в тоске,

Как нищий пьяница…

Молю Тебя, что б было с кем

Просто состариться.

И что б наградой мне была

За жала осовы

Лишь та, которая ушла -

Светловолосая…

Что б мог бродить я по росе

С той, кто мне нравится

И с ней прийти туда, где все

Пути кончаются.

И где живые образа гуляют в вечности,

Я буду лишь смотреть в глаза – до бесконечности…

В Гаспре

В Гаспре, в чебуречной с видом на Ай-Петри,

Мы погружались в вечность в алкогольном ветре,

Мы погружались в счастье, в пахучий крымский рай,

И было нам от «Здравствуй» полшага до «Прощай».

Ах, этот ветер Крыма,

Вкус терпкого вина

И местного розлива

Татарочка Зайна…

 

А потом спускались горным серпантином,

На волнах катались, плавали к дельфинам…

И девушки нагие, и манящий смех,

И слова чудные, зовущие на грех…

Ах, эти волны Крыма,

Ах, ласковый их плен…

Ах, глаза-заливы

Хохлушечки Ирэн…

 

И с кем-то мы сбежали, и любовь навек,

И жареной кефали нам сунул пьяный грек,

А мы стремились в горы, к подножию трёх скал,

Где можжевельник шторы за нами опускал…

Ах, эти горы Крыма,

Из облака вуаль…

И не узнать уж имя

Той девушки… А жаль…

 

И время расставаться, и воздух так дрожит,

Я не люблю прощаться и не храню обид…

До встречи, но не скорой – когда вернусь сюда,

До встречи той, которой не будет никогда…

Ах, этот воздух Крыма,

Ах, ласки в темноте…

Слова любви из дыма -

Тают в высоте…

 

Под старым кипарисом вечное кино,

Женские капризы – прокисшее вино…

Полынью отдавали слёзы на щеках,

И таяли печали в лавандовых полях.

Ах, лаванда Крыма,

Ах, полынь степей…

Увы, неизлечима

Любовь – чума людей…

 

Но манят ярким светом московские огни,

Я допиваю лето, я проживаю дни…

Я не увижу завтра балет случайных встреч,

Я допиваю Ялту, я проживаю Керчь.

Ах, эти встречи Крыма,

Среди ночных огней…

Время вас покрыло

Лоскутками дней…

 

До встречи, полуостров, божественный приют,

Корабельный остов у мыса Тарханкут

И москвичка Тома, девушка-аид,

Увидеться нам снова судьба не разрешит…

До встречи, полуостров, люби и веселись,

Нос самолёта острый уже стремится ввысь…

Раскинулась под крыльями чудная страна,

Где девушка без имени, конечно, ждёт меня…

Ах, девушки из Крыма,

Ах, Тома, ах, Зайна…

Прощайте и счастливо!

Я выпил вас до дна…

 

До донышка, до донца, до первого луча

Розового солнца у старого ручья.

Я вместе с этим солнцем лечу в свои края…

Оно назад вернётся, а я… А я? А я…

***

Я небо стяну на землю, 

На осколки разбив луну…

Шаг осени я не замедлю,

Но я её обману.                

 

Я вытащу солнце из моря

И брошу на берегу.

Пусть эта осень из горя,

Я от неё убегу.

 

Пусть эта осень из грусти,

Пусть в ней беда на беде,

Тёплые алые гроздья

Я разбросаю везде.

 

Пусть эта осень без страсти,

В ней и любовь – невпопад…

Осеннее это ненастье

Я превращу в звездопад.

 

Осеннее это ненастье

Я превращу в летний дождь…

Табун лошадей рыжей масти

Пригонит ко мне странный гость.

 

Я выберу резвую лошадь

И, умытый тёплым дождём,

Поскачу на Главную площадь,

Укрывшись белым плащом.

 

Я не верю, что глупая осень

Сумеет меня обогнать…

Я прискакал где-то в восемь,

А осень пришла ровно в пять…

 

И осеннее злое ненастье

Утопило меня в своей мгле…

Не надо плакать. На счастье

Случается всё на Земле…

***

                     Сестре Насте

 

Я умер где-то в Кунцево,

Двадцать шестого, днём,

Во время танца грустного

Черёмухи с дождём.

 

Я умер не от голода

И не от страшных ран…

От ненависти города

На лицах горожан.

 

От ненависти улицы

К изломанной судьбе,

Душа устала мучиться

И спряталась в себе.

 

Осталось лишь отчаяние

Что жизнь так закрутил…

Сестрёнка! Повстречаемся!

А людей… Простим?

***

Я бы с удовольствием отсюда уехал,

Жил бы в Европе или лучше на островах,

И просыпался б от женского смеха,

От голосов на чужих языках…

Иногда болел бы душевной болезнью,

Как на Руси называли запой,

И вспоминал бы, как его – железный? -

Занавес. Или какой-то другой…

Я б не страдал без могил и берёзок,

К тому же берёзки можно купить,

Туда привезти, посадить. Стол из досок

На радость туземцам во дворе сколотить…

Взять самовар в лавке у наших,

Возложить перед ним перо и тетрадь,

И пересоленный суп черепаший

Деревянными ложками из миски хлебать…

А потом, отрыгнув, записывать рифмы -

 «Россия – косые» и «Русь – я вернусь»,

И размышлять, какие мы скифы

И откуда у хлопца испанская грусть…

 

Я бы с удовольствием отсюда уехал,

Поселился б в Европе или на островах,

И просыпался б от громкого смеха

Смуглых охотников на черепах…

Мне бы не снились родные могилки,

Только б я думал, встав поутру -

 

 «Вот интересно, а пуля в затылке

Застрянет, если ствол приставить ко рту?»

***

Ты уходила. Ты шумно собиралась.

Тревожно ныл расстроенный рояль.

Моя печаль негромко рассмеялась, 

Моя тоска поправила вуаль.

 

Ты уходила, оставляя запах

Своих духов, навязчивый, как боль

И мой рояль на деревянных лапах

Присел под стон фальшивой ноты «соль».

 

Двенадцать лет продлилось наважденье,

Двенадцать зим промчались стаей птиц…

Двенадцать раз звала на день рожденья

Своих подруг с глазами злых волчиц.

 

Двенадцать вёсен, жёлтых листопадов,

Измен двенадцать, все под Новый год…

Я не считал восходов и закатов,

Я лишь шептал: «Ещё один восход…»

 

И вот я жду стук хлопающей двери -

Я раньше ждал так звук твоих шагов…

И в предвкушенье сладостной потери

Я погрузился в море своих снов.

 

Я там, во снах, с принцессой пил «Мартини»,

Я там, во снах, забыл про твою ложь…

Но сны ушли. Сквозняк поёт в квартире,

И мне он спел, что ты ещё придёшь.

 

Придёшь с сиренью, с запахом вокзала,

С подругами с глазами злых волчиц…

Моя тоска набросит покрывало,

Чтобы не видеть надоевших лиц…

 

Печаль ко мне на плечи заберётся,

 «Давно живу» - на ухо мне шепнёт:

 «Всё, что уйдёт, когда-нибудь вернётся,

Всё, что вернётся, когда-нибудь уйдёт…»

 

Она права, моя печаль-старуха,

Всё возвращается и всё уходит вновь…

Судьба-беда, судьба моя – проруха,

Судьба-потеря с играми в любовь…

***

Мимо проходят люди,

мимо проходит счастье,

нелюди тоже мимо –

не надоест им шастать.

 

Мимо проходит небо,

мимо проходит море,

тучи проходят с солнцем,

между собою споря.

 

Мимо проходит баба,

с ведром до краёв полным,

мимо проходит катер,

пуская по речке волны.

 

Мимо проходят вёсны,

мимо проходят зимы,

мимо проходят дети,

жёны проходят мимо…

 

Жизнь моя мимо цели,

жизнь прошла мимо смысла…

Что остаётся делать?

Скрыться. Исчезнуть. Смыться.