Владимир Рабинович  рассказ                                         

Родился в 1950 году в Минске. В 1972-м окончил исторический факультет Минского педагогического института. Работал монтировщиком сцены в театре кукол, грузчиком на заводе, санитаром психбригады на станции скорой помощи.  В 1987 году эмигрировал в США, живёт в Нью-Йорке. 

You are so Beautiful to me

-  Я баба аккуратная, - сказала она, - я после работы каждый день хожу в 7-й цех горячей водой мыться.

Он смотрел на нее испуганно и не очень понимал, чего она хочет.

-  Вот смотри, у меня здесь какое хорошее место. Я все чистой бумагой застилаю. И это все постиранное. Батарея теплая. Никто сюда не заходит. Меня все боятся. Думают, что я дурная, злая, на всех кидаюсь. На начальника цеха недавно кидалась.

-  Я так не думаю, - сказал он.

-  Как не думаешь?

- Я не думаю, что вы дурная.

-  Ну и хорошо. Тогда иди сюда, снимай свои штаны. Нет, весь не раздевайся, только штаны снимай, здесь у меня холодно. 

                                                                                    ***          

- Ну, что, понравилось? - спросила она.

Он кивнул головой.

- Ты что, первый раз, у тебя раньше бабы не было?

-  Первый раз, - сознался он.

- Сколько тебе лет?

- Восемнадцать.

- А мне сорок. А почему ты такой волосатый, ты не русский, что ли? Кто ты будешь по нации?

- Я – еврей, – произнес он с комичным достоинством.

- Ox, -  захохотала она, показывая желтые прокуренные зубы. - Mолоденького еврея в любовники подцепила.  Хочешь еще?

-  Нет, пока не хочу, - сказал он.

- Ну, захочешь - приходи.

Он пришел на другой день. И стал приходить часто. Ничьего внимания это не привлекало. Он работал подсобным рабочим в цеху, где производили телевизоры, и в его обязанности входило вывозить большие, на колесах, корзины с мусором в сортировочную, где хозяйкой была она. Каждый вечер он с грохотом затаскивал тяжелые корзины под навес, и они уединялись для стремительного и счастливого акта любви.

-  Не спеши, говорила она, - куда ты все время торопишься? а если начал, не останавливайся. Почему ты целоваться не хочешь? Брезгуешь. У меня все зубы целые. Я из-за тебя зубную щетку купила и духи, вот, понюхай.  Хочешь, я другой стороной повернусь? Только так труднее. У тебя хотения больше, чем умения. Сладкий ты какой, и попа, как у мальчика,  круглая.  Ты меня любишь? - спрашивала она.

-  Да, - отвечал он.

- Я если бы я от тебя забеременела, - спросила она однажды, - что бы ты стал делать?

- Не знаю, - сказал он. - Мне жениться родители не позволят.

- Понятно, - сказала она, - я и сама бы за тебя замуж не пошла.

-  Меня скоро в армию забирают, - сказал он.

-  Когда? - спросила она.

- Через месяц, повестка пришла из военкомата.

-  Твой папа не может тебя освободить?

-  Не хочет. Он воевал. Говорит, что каждый мужчина должен пройти через армию. Aрмия - школа жизни.

-  А почему ты в институт не поступил? Получил бы освобождение от армии.

- Лучше в армию, чем в институт.

- И подсобником работаешь. Какой-то ты  неприспособленный, а еще еврей, - сказала она.

- Не хочу приспосабливаться, ненавижу все, - сказал он.

- Теперь я понимаю,  почему  я так тебя люблю, - сказала она. - Я тоже все ненавижу.  Я, когда моложе была, почти каждый год в дурдоме лежала.

-  Почему?

- У меня шизофрения. C девятнадцати лет.

- В чем это выражается?

- Я  голоса слышу.

-  Что говорят твои голоса? – спросил он.

- Не знаю. На иностранных языках. Потом, когда меня электричеством лечили и делали мне инсулин, голоса прошли.  А вот с тобой познакомилась, и опять слышу.

-  Ну, скажи что ты слышишь? - попросил он.

 

- Ай, ты будешь смеятся, - сказала она.

- Обещаю, что не буду, - торжественно и серьезно сказал он.

- You are so Beautiful to me.... - пропела oна неожиданно хрипловатым голосом.