Наташа Антонова  рассказ                                         

Дети ночи
Часть первая. Дети ночи
  Почему творчество всегда связано у меня с какими-то мучительными ломками? Withdrawal pain – боль отлучения.  Как хорошо она мне знакома... Отлучение от того чистого и свежего чувства, которое дает только что написанное стихотворение или рассказ. Невозможно не жить им, не хотеть перечитывать снова и снова.

 Совсем недавно я сидела на газоне с гитарой и пела беззаботно, как птица - не зря первый мой возлюбленный прозвал меня Дженис; мои многочисленные браслеты тихонько звенели в такт музыке,  а вокруг шумели и клубились, ежесекундно трансформировались, пульсировали и жили 90-е, неповторимые, опасные, великолепные... Свобода слова, веры, предпринимательства (эй, кто тут самый рисковый?), какие-то ужасные МММ, Гербалайф, церковь Муна... Люди верили в то, во что нельзя верить, и даже политики казались немного наивными.  А я пела «В нашем городке у всех все ОК», и, думаю, примерно так и было...

 Следующая сцена – берег океана (как вам это?), рассвет, по всему горизонту разлито жидкое золото, волны еще не проснулись, песок по-ночному прохладен. На нем расположилась живописная компания. Полноватая девушка в обтягивающем кожаном костюме положила голову на колени парню с внешностью венецианского гондольера, еще один, грациозный, как кошка, сидит чуть поодаль и курит, азиатские глаза задумчиво смотрят вдаль. Блондин в странной хламиде с капюшоном предлагает всем веселящего газа – он даже специально для этого купил воздушные шары, но никто веселиться не хочет. На него умоляющим взглядом смотрит дюймовочка-блондинка – вот ведь какой, не обращает внимания, не подойдет, не обнимет...Стройная брюнетка думает о своем, челка закрывает один глаз (так задумано!), на втором виден хорошо прорисованный макияж в египетском стиле – настоящая Клеопатра...

 Это все - дети ночи, и в эти часы они должны давно уже видеть сны, а иначе будет неправильно и нехорошо. Но у всех сегодняшний день свободен, кроме азиата Рэймонда, а он никогда не устает.

 - Видели, что сегодня устроила эта стерва Келли? – спрашивает девушка в коже, - ей, видите ли, захотелось свежей клубники! Это в три часа ночи! Ну, и Пит сорвался и поехал, он мальчик исполнительный.

Лицо брюнетки Тэш слегка дрогнуло – Пит для нее не чужой, и, кроме того, ей известно, что он серьезно болен. Наверно, поездка за клубникой была для него тяжелым испытанием...

- Закрыть ей вход, да и все! – негодует дюймовочка.
- Эва, детка, - отвечает блондин в хламиде, - благодаря Келли и еще нескольким, ей подобным,  мы вполне неплохо зарабатываем. А посему – пусть будет! – и он закуривает.
 - Нет, народ, - включается в разговор «гондольер» Стив, - мне кажется, что мы делаем что-то неправильное... Поощряем в людях вредную привычку...

Толстушка Терри садится и обнимает Стива за плечи:
- Правильное это или неправильное, но он делает это великолепно. Недавно смотрела, как он работает – глаз не оторвать! Просто как машина!
Блондин хитро улыбается:
 - А все остальное он тоже делает, как машина?
 - Саймон! – Терри делает вид, что сердится, но на самом деле ей смешно. Остальные тоже смеются. Потому что все хорошо – океан, лето, выходной. Кстати, Терри не смогла бы ответить на вопрос Саймона, даже если бы захотела.

Миниатюрная Эва кокетливым тоном обращается к молчащему до сих пор Рэймонду:
- Ты о чем все думаешь?
- Ни о чем. В отпуск охота, - и непроницаемое лицо преображает озорная мальчишеская улыбка.
- А куда отдыхать поедешь?
 - Домой, в Тайланд.

Тэш изящным движением отбрасывает  волосы со лба:
 - Шикарная история про нашего Рэймонда! Стоим мы с ним на лестнице, на втором этаже. Дневная смена. Скукотища невозможная. Рэймонд на перила лег. Тут идет Осама, весь из себя важный: «Эй, парень, тебе что, делать нечего?» А Рэймонд ему: «А тебе, как я посмотрю, есть чего!» Я его под бок толкаю – «Это же менеджер смены!»

 - Супер!- Терри  качает головой. – Ну ты даешь, а так не подумаешь, такой скромный!
 - Я разный, - со смехом отвечает Рэймонд. 
 - А я уверен, что Осама не нашелся, что на это сказать, - замечает Саймон.
 - Да, так и ушел ни с чем, - подтверждает Тэш.
 - Ну и босс! – удивляется Стив.
 - Ему должность та самая Келли подарила на день рождения - по неофициальной версии. Он раньше в ресторане работал, а на столах он ни дня не был, и до сих пор ни одной игры не знает. Но коль уж она его к себе приблизила...желание вип-клиентов у нас – закон, - поясняет Саймон. 
- Да ты что! – восклицает Эва, округлив глаза. – А я и не знала!
- Это было давно, - поясняет Терри, - ты еще не работала.

Дело в том, что словенка Эва – официантка, работа не присутствующего здесь Пита -общение с клиентами - показать, объяснить, и клубника в три часа ночи; все остальные – крупье. Ночная каста.  Острая память, четкие движения и привычка не спать по ночам. Работа на самом деле та еще... В выходные, в праздники, в любое время дня и ночи. Не выдерживают мужья и жены, обижаются друзья, к черту летит режим дня. Много табака, мало сна, через какое-то время начинают болеть руки, спина. А потом не выдерживают сами крупье и уходят, возвращаются в нормальную, дневную жизнь. 

А солнце поднимается, день разгорается, компания смеется, вспоминая другие истории. И про две машины легендарной личности по имени «старый» Робин, и про то, как незадачливый Пит разлил по всей подсобке золотую краску, и про то, как один парень с первого взгляда влюбился в прекрасную китаянку, а через 10 минут уже не мог узнать ее в толпе, и про капризы вип-игрока Келли. 

Но постепенно разговоры становятся тише, и все чувствуют, как устали. Пора домой. Не сговариваясь, компания поднимается и молча, не спеша идет к парковке.  

- Отвезите меня кто-нибудь? – Эва с надеждой смотрит на Саймона. Но тот молчит. 
- Терри, подбросим Эву? – предлагает Стив. Он любит помогать другим. 
- Рэймонд, тебя тоже? – спрашивает улыбающаяся Терри.
- Нет, я пешком. Я ведь живу недалеко, - он по кошачьи потягивается и, махнув рукой на прощанье, исчезает. 

- Можно, я тебя домой отвезу? – Саймон нерешительно предлагает Тэш. Он уже не кажется таким  уверенным в себе, как на берегу, где он был признанным центром компании. 
Тэш кивает.
- А может, позавтракаем вместе? – Саймон берет ее за руку.
- Не-а, - ей лень разговаривать. Она думает о новом дне. Наверно, он будет жарким. 
- Пит не одобрит? – хитро улыбается Саймон. 
- Ну при чем тут Пит? Тебя жена дома, случайно, не ждет? 
- Не ждет. Мы разводимся, - неожиданно он грустнеет.
- А мы с Алексом – не разводимся. И поэтому мне пора! 

Старый, холодный, нуждающийся в ремонте  дом в свете яркого дня кажется красивым и уютным. Высокие деревья, клумбы с цветами. Вся улочка наполнена утренними запахами – тосты, кофе. Где-то негромко играет музыка. По газону идет маленькая серая кошка. Тэш наклоняется, чтобы погладить ее: «Моя малышка!»

Саймон замечает пацифик на шее Тэш:
- Ты что, бывшая хиппи?
- Эй, брат, хиппи бывшими не бывают.
- А в России трава вкусная?- мечтательно говорит он. -  Вот бы попробовать!
«Странный ты, Саймон, что тебе нужно в этой жизни?» - думает Тэш и уходит. 

Дом очень светлый и тихий. Только кошка мурлычет на коврике. Тэш подставляет чайник под кран. В струе воды пляшет маленькое солнце. Скоро в кухне уже царит аромат кофе. Тэш делает маленький глоток и закрывает глаза. Ночь, словно притаившаяся за углом, немедленно возвращается и заполняет тишину звуками. Звон, щелканье, постукивание игровых автоматов, колесо рулетки, неутомимо бегает шарик, вертится «денежное» колесо, слышен смех, разговоры, играет живая музыка. Да, сегодня играли «Дым на воде», кстати, довольно неплохо. Она вспоминает юного мальчика, обожавшего эту вещь... У него были длинные волосы и красивые плечи. 

Тэш ходит по дому с чашкой кофе и думает, чем заняться. Суббота! Шашлыки? Пляж? Позвать гостей? Или проспать целый день, а вечером посмотреть какой-нибудь дурацкий фильм, чтобы разгрузить мозги? Выпить пива? Поехать с мужем на ферму к их другу Питу, любоваться овечками, гулять по окрестностям? 

-Доброе утро! – из спальни, потягиваясь, выходит ее собственный длинноволосый мальчик.
-Привет! Какие у нас планы на сегодня? 
-Поедем в хижину, москвичи уже мясо замариновали. Общий сбор у нас через три часа. Я в душ!

Тэш идет в спальню и ложится. Какая прохладная подушка... На ковре - широкие солнечные полосы, тюлевая занавеска в окне колышется от легкого ветра.
«Целых три часа... – сонно думает Тэш. – Вот так и живем, спим по очереди»  
Через минуту она погружается в сон. 

Спят, обнявшись, Стив и Терри, и даже во сне он не отпускает ее руку, спит Рэймонд, и ему снятся пляжи Тайланда – там прошло его детство, спит Эва и во сне мечтает об огромной любви, какая могла бы спасти весь мир. Саймон сидит перед  монитором и из лазерной пушки бьет врагов. Но скоро и он сонно трет глаза и выключает компьютер. 

А день набирает силу, знойный, яркий, летний. Где-то летает дым над водой, где-то рушатся финансовые пирамиды, где-то, в 90-х, девушка поет под гитару. Дети ночи, спать пора, спать пора, завтра будет новая ночь...И да пребудет с вами сила. И да поможет вам музыка...