Лика Шергилова  рассказ                                         

Философ
Да чё за ерунду ты мне говоришь? Какая водка меня, мля, сгубила? Ты хоть мою историю знаешь? А чё, новенький, что ли? А-а, отца проведать пришел. Эт ты молодец, что отца не забываешь. Хотя, конечно, говнюк. Чё вот так вот сразу - бах! - и приговор он мне вынес: водка меня сгубила! Ишь, прокурор нашелся. Ты человека сначала изнутри узнай, а потом уж по фасаду суди.

Щас сколько времени-то? Полпятого? Ну так ты присядь, чего столбом-то стоять, все равно тебя раньше пяти не пустят. А я тебе пока свою жизнь расскажу, а то сразу "водка, водка", главно дело! Тоже мне, ясно ему всё, судит он меня! Я вот раньше тоже всех легко судил. Дураком был потому что. Да не дурак ты! Чо лицо-то вытянул огурцом сразу? 

Я, между прочим, юрист. Кандидат наук, между прочим. Чо ухмыляешься? Не веришь, да? От человек! Как в плохое верить - так он первый, а как в хорошее, так и не верит вовсе! Ты любого спроси - меня тут все знают. Жизнь меня сгубила, обстоятельства, а не водка, понял? А водка - что? Водка - это та-а-а-к, эт лекарство от жизни. Я ею свои раны промывал.

Так вот. С женой я уж лет пятнадцать, как развёлся. Или больше. От опять двадцать пять! Чё сразу пил-то? Как все, так и я пил! Трагедия у меня была: жена к другому ушла, понял? Так-то вот! Подлая баба оказалась! Но развелись благородно. Ей с сыном двушку, мне - деньги на коммуналку. Говорит: ты еще заработаешь, а пока с маменькой своей поживешь. Пусть, говорит, полюбуется, какого сыночка вырастила-воспитала. Говорю ж, змея, а не женщина! Ну ничё, думаю, на квартиру я еще заработаю, живы будем - не помрём!  

А тут - бац - и кризис в стране. Мои деньги-то все, что были, в пшик разом и превратились. И на работе меня под сокращение. Денег, говорят, нет тебе платить. Получал-то я прилично. Иди, говорят, на вольные хлеба, не пропадешь со своей башкой. А куда идти-то? Мне под полтинник. Работу нигде не найти - больно умный ты, говорят, тебе платить много надо, у нас столько нет. Я им: "Так платите, сколько можете", а они: "За столько, сколько можем, ты работать не будешь. Мы лучше молодого возьмем, он за гроши стараться будет". Вот, думаю, нормально я попал под сокращеньеце! Вот, думаю, сократили меня, так сократили! Разом отовсюду: с работы, из семьи и из жизни, кажись, заодно. Чё делать-то? Живём мы с мамкой, как мыши. Пенсию её проедаем. Мать ругается, конечно. Ну, а я с горя, конечно, чуть-чуть употреблять стал. 

И тут приглашают меня в одну организацию работать. Сторожем на стоянку. Ну а я чё? Я только рад. Сторожем, так сторожем. Хорошая работа была. Пока машину, мля, не угнали.  "Гелендваген" - слыхал такую? Ага, "Мерс" крутой. И хозяин у него тоже крутой оказался. Главно - не слышал я, не видел ничё! Чё спал-то? Не спал я! Да трезвый я был, тебе говорю! Так меня за ту гробину лакированую так отмутузили, что с тех пор с башкой чё-то не то стало. Болит, главно дело, почти каждый день, зараза! Фашисты, мля, а не люди. Разве ж можно так с человеком за железку-то, а?

Потом мать померла… Недавно. Ну как недавно? Пять лет назад. Или больше… Еле денег занял на похороны. Подхоронил мамку к отцу и чё делать?  Ни работы, ни мамки, ни ее пенсии! Ну, ничё, думаю: живы будем - не помрём! Слушай, а сёдня какое число? Двадцать третье, говоришь?! Да ты чё, правда, что ли?!  Так это ж день смерти мамки! У тебя выпить есть чё?  Помянуть бы надо! Не пьёшь?! Да ты чё? Ва-а-бще не пьёшь?! А чё, больной?! Ну ладно, не пьешь и не пьешь, чё сразу сердиться-то так? Сердится он, главно дело! 

Так вот, продал я мамкину квартиру - добрым людям спасибо! Комиссию заплатил, долги отдал, мамку помянул - все чин-чинарем, как у людей положено. А тут сын объявился, говорит, бабкина квартира - и его наследство тоже. А чё? Прав сын! Это я тебе как юрист говорю: сын прав, понял меня, мля? А то ухмыляется он сидит! Дал я ему денег, сколько нужно. Потом мы с друганами, конечно, эт дело отметили малость, а вот как в ментовке я очутился - не помню. Видно, водка паленая была. Помню только, что там мне бока так, мля, намяли, мля, что в больницу попал я.  Остатки денег пропали, не знаю, где. Не осталось ничё. Полный ноль! Ну ничё, думаю: живы будем - не помрём!

Вышел из больницы - зима. Куда идти-то? У меня ж ни кола, ни двора. Ничё, думаю, пойду к сыну. И чё думаешь? Он в отпуске, мля! В Израиле на солнышке греется, челом об стену плача бьёт. Ну и чё мне делать? Я газеток из почтовых ящиков натаскал, свил себе гнездышко, как птичка, и зажил в его подъезде. Ну как зажил? Три дня пожил, а потом меня турнули оттуда. Обидно так, главно дело, стало: котов, и тех в подъезде пригревают, собак бездомных подкармливают, а тут живого человека - взашей, пинками да угрозами на мороз вышвырнули. Эх, люди… Живут, будто от сумы и тюрьмы застрахованы…

Ну ничё, думаю: живы будем - не помрем. Перебрался в другой подъезд. Только теперь уж умный стал - этажи и подъезды меняю. А есть захочу - так к помойке богатого дома пойду или к кафе какому. Там знаешь, какую еду выбрасывают? Ты представить не можешь, чё только люди не выбрасывают!  Задумаюсь, бывало, о несправедливом мироустройстве. Почему, думаю, так происходит: одни жируют, а другие объедками питаются? Эт я не про помойку сейчас, а вообще, в целом рассуждаю, понимаешь? Уж сколько раз люди этот мир перекраивали, а всё один хрен выходит: одни пируют, а другие стол обслуживают, да объедками с него кормятся. Только вот задумываешься почему-то об ентой несправедливости, когда у помойки косточку глодаешь. А когда за столом мед да пиво кушаешь, ваще не думаешь об ентом. Вот такая, брат, философия! 

Чё-чё? Тема диссертации? Ааа, не веришь, значит, мне, да? Так я тебе отвечу: конституционно-правовые основы интеллектуальной собственности! Чё смотришь так? Интеллектуальная собственность - это знаешь чё? Это авторское и патентное право! Понял, мля? Проверяет он меня, Фома неверующий!

Как тут оказался? Так сын меня в дурку сдал. Ну а чё? Сын у меня умный, он знает, как лучше! Он человек занятой, ему возиться-то со мной некогда. Да нормально мне тут! Всё ничё! Кормят только плохо, да таблетками глушат. Башка от них как сырыми опилками набита. Ну и поговорить, конечно, не с кем. Так что, спасибо, что выслушал.

Эй-эй, слушай, хороший человек! Подожди, не уходи! А ты, случайно, сына моего не знаешь? Пашка Смолов? Ну то есть Павел Евгеньевич Смолов? Нет? Ну ла-а-дно. 
Эй, погоди-погоди! А сладенькое у тебя что-нибудь есть? То-о-же нет? Ну и ладно, ступай тогда с богом! 
Ничё, живы будем - не помрём. А помрем, так никому и не жалко.