Юрий Мазковой  рассказ                                         

Планы 

Родился в 1957 в Ленинграде. Закончил Московский авиационный институт. После защиты
кандидатской диссертации занимался научной работой.  В 1991 году переехал с семьей в Австралию. Работал в крупнейших
инженерно-консалтинговых компаниях. Закончил корпоративную карьеру вице-президентом
компании "Регистр Ллойда"  в 2016 году и основал свою консалтинговую фирму. Живет в Сиднее.

Абсолютно все вокруг пытаются заставить нас жить по плану.

– А кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

– А когда ты планируешь поступить в аспирантуру?

– А как ты планируешь обеспечивать семью?

– А у вас есть цель в жизни?

Не знаю, как у вас, а у меня ни один долгосрочный план не воплотился, хотя планировать я начал рано, причем, предельно конкретно. Когда в пять лет папин приятель задал извечный вопрос: "А кем ты хочешь стать?" – я без колебаний ответил: "Генерал-лейтенантом!". Мне показалось, что он обиделся. Если бы я бы ответил просто: "Генералом," – то он бы спросил: "Как я?", и ему было бы приятно, ведь он был генерал-майором, а так я, вроде, посчитал его недостаточно успешным. Кстати, я сейчас старший лейтенант запаса, так что мой первый жизненный план не стал реальностью.

Годам к восьми мне сообщили, что у меня есть аналитические способности. С чего они это взяли, трудно сказать, хотя в этом возрасте я уже точно мог сделать вывод, что, если хлопнула дверь и в квартиру никто не вошел, то это значит, что из квартиры кто-то вышел. После этого под влиянием родителей мои карьерные планы стали выглядеть так:

  • кандидатская – к 27ми,

  • докторская – к 35ти,

  • член-корр. – к 45ти.

Дальше не думалось, ведь даже программа партии планировала лет на 30 максимум.

К концу школы карьерные планы были изменены принципиально, ибо у родителей появился блат в МГИМО. Тут я упирался. Мне нравилось видеть себя молодым профессором, окруженным молодыми аспирантками. А дипломатов неженатых вообще не бывает, а жениться я собирался не раньше тридцати, а сидеть до тридцати без выезда глупо... Ну, и так далее. Родители победили, и планы были переписаны.

К тридцати у меня было двое сыновей, причем, старший уже ходил в школу. И женился я в двадцать вовсе не для того, чтобы выехать с посольством в Великобританию, а потому, что вступительные в МГИМО я завалил. Нет, не то, чтобы завалил, а просто получил одну четверку, а для беспартийного абитуриента после школы это было равносильно двойке.

После провала с поступлением в МГИМО планы опять были переписаны в пользу ученой карьеры. Переписаны они были за один час восемь минут – столько времени заняла дорога от МГИМО до дома.  И даже первая часть плана (кандидатская) была выполнена, правда, с годичным опозданием. Но о воплощении пункта два (докторской) даже мысли не возникало – на дворе гремела Перестройка, и профессорская зарплата выглядела уже смешной по сравнению с заработками в бизнесе. Ну, а в смысле аспиранток я уже понял к этому времени, что женщин искать не надо. Надо искать деньги, и если удастся найти деньги, то женщины найдут вас сами.

Планы опять были переписаны. Целью стало приобрести Глобальную известность и, как минимум, открыть филиалы фирмы во всех крупных городах Союза Нерушимого Республик Свободных. А фирма занималась тренировкой памяти, скорочтением, аутотренингом, гипнозом и похожей чертовщинкой. И планы начали осуществляться! Несколько филиалов были открыты. Мы стали мелькать на телевидении и в газетах. У нас уже работало более сотни преподавателей. НО! Союз оказался совсем не нерушимым, а свободы приняли какой-то угрожающий вид. Когда из школы, куда ходил мой сын, похитили ребенка с целью выкупа, а несколько дней спустя мы услышали автоматную стрельбу во дворе, я понял, что планы опять надо переписывать.

Переписанный план был всего на 12 месяцев и выглядел коротко: НАДО ВАЛИТЬ! Вопрос "куда валить?" не стоял. Дело в том, что у моего близкого друга Андрея политическая карта мира висела в сортире. Может, это протест такой был своеобразный. Семья имела диссидентские взгляды, хотя папа Андрея получал иногда государственные премии за известнейшие кинофильмы. Я заходил к Андрею после школы, да и в выходные тоже, и политическую карту лицезрел регулярно. А когда я устраивался поудобней, то континент Австралия был точно на уровне глаз. Туда мы и свалили, хотя в момент сидения на толчке никаких планов уехать в Австралию не было.

Так бывает: сформулированные планы не сбываются, а несформулированные - наоборот. План уехать был одним из немногих, который осуществился. Может, потому, что план был краткосрочный? Если бы план был "уехать в течении пяти лет,” то черта с два мы бы уехали.

С тех пор я долгосрочных планов не строю. Даже на работе, хотя там заставляют.  На моем веку сменилось много управляющих компаниями. Так вот, абсолютно все в течении трех месяцев после вступления в должность делали две вещи:

А) Меняли структуру подчинения.

Б) Меняли телефонную компанию.

Больше они ничего не умеют. Правда, некоторые еще меняли офис, как правило, перетаскивая компанию поближе к своему дому. И каждый шеф начинал с разработки новой стратегии, которая прямиком шла в мусорную корзину с появлением нового босса и очередной внутренней перестройки. В конце концов, это так достало, что я уволился и работаю теперь на себя. Планов больше, чем на 3 недели, не строю и прекрасно себя чувствую. Кстати, даже планы на день не всегда сбываются. Бывает, только сядешь работать по плану, так звонит мама:

– Ты знаешь, мне надо срочно съездить в банк....

И мы едем. И никто пока не смог меня научить, как объяснить маме, что у меня другие планы. Ну и Бог с ними, с планами.