Наташа Антонова    рассказ                                         

Дети ночи
Часть четвёртая. Время уходить
Первые зимние дни принесли холода. Резкий ветер за одну ночь сорвал листву с половины деревьев. Город заполнила дождевая пелена. От распыленной в воздухе воды было не скрыться. Вместе с холодами пришло время уходить. 

Первым оно настигло Рэймонда. Все произошло стремительно. Казалось, еще вчера он бродил по казино кошачьей походкой, крутил колесо рулетки, по-тайски болтал с игроками, пускал колечки в потолок курилки. Но из ниоткуда возник богатый сингапурский дядя, за неделю открыл в городе «Мазда-салон», с кажущимся легкомыслием поставил Рэймонда на менеджерскую должность, за месяц убедился в полной его несостоятельности и отправил  учиться бизнесу почему-то в Париж, откуда он, кстати, так никогда и не вернется. Лет через пять он по огромной любви женится на француженке и уйдет в совсем другой бизнес – ресторанный. 

Потом закончилась виза у малышки Эвы. Она так и не нашла большой любви, и теперь возвращалась домой. Решение было принято, и Эва внезапно стала казаться серьезной и взрослой. Саймон развелся с женой, прогресса с Тэш так и не наблюдалось, и он стал бросать на Эву задумчивые взгляды. И это не осталось незамеченным. 

Дождь пологом укрывал «Северный» молл. Две девушки сидели в кафе. Горячий кофе и свежие круассаны – именно то, что нужно после пробежки по бутикам. Из прически хрупкой блондинки выбились локоны. Вторая, статная, темно-рыжая, коротко стриженая, решительно отбросила со лба непослушную прядь и рассмеялась:
- Как тебе эта погода, Эва? Никак не уложить волосы!
- Не знаю, - ответила та, - я о погоде совсем не думаю – через неделю домой. Знаешь, там сейчас весна...
- Ну, я представляю, где Словения, - улыбнулась Терри.
- Там такие прекрасные горы!
- Здесь, кстати, тоже, - и обе девушки глянули в окно. Но, гор, конечно, не было видно за стеной дождя. 
- Видела, как Саймон на тебя смотрит? – спросила Терри. – Он ведь теперь свободен. 
- Саймон-то? – усмехнулась Эва. – Нет, чтобы стать свободным, недостаточно расстаться с женой. 
- У тебя все к нему прошло? – с сочувствием спросила Терри.
- Я пока не поняла... правда... – медленно ответила Эва. – Так сразу не скажешь. Но я поняла кое-что другое. – И она замолчала. 
- И что это? 
- Я решила стать очень счастливой. Я этого хочу. А Саймон сам не знает, чего хочет. 

Девушки помолчали минутку. Потом Терри с сожалением сказала: 
- А все-таки жаль, что ты уезжаешь. Впрочем, я тоже. Через месяц. 
- Да ты что? – удивилась Эва. – А куда? 
- Домой. Я же из Нельсона. У меня мама там кафе открыла, зовет на работу. А что? Всегда буду при пирожных! Прощай, фигура. Ну и ладно! – Терри весело засмеялась и с аппетитом откусила от круассана. Эва последовала ее примеру. 

- Слушай, а что скажет Стив, когда ты уедешь? 
- Понятия не имею. Мы уже два месяца не вместе. И вместе были совсем недолго. 
- А почему вы расстались? Ты никогда не говорила.
- А нечего говорить. Наверно, я – как Саймон. 
- В каком смысле? – удивилась Эва.
- Ну, я сама пока не решила, чего я хочу. А у Стива все всегда серьезно. Если бы встречались, то через пару месяцев стали бы жить вместе. Потом бы поженились, дом купили. А я пока не знаю, когда захочу семью. И захочу ли вообще. 
- А тебе сейчас сколько лет?
- 24.
- Вот это да! И мне – тоже! Слушай, Терри, а давай всегда оставаться на связи, а? Переписываться, звонить друг другу? 
- Конечно, давай. Отличная идея. Выпьем за это? 
И девушки чокнулись кофейными чашечками. 

Тэш казалось, что холод проникает в ее сердце. Старый сырой дом совсем не держал тепло, а влагу  впитывал, как губка. Она никак не могла согреться. И с мужем все шло не так. Он постриг волосы, завел личный электронный ящик (а до этого они пользовались общим) и спешно сворачивал страницу, если она оказывалась рядом. Он часто смотрел на дождь, глубоко задумавшись о чем-то. Тэш не знала, о чем, а он не рассказывал. 

Пит по-прежнему работал в казино. Болезнь его не ушла, а, наоборот, прогрессировала, но гораздо медленнее, чем опасались врачи. Шанс на выздоровление оставался. 

- Может, тебе следует взять отпуск и подлечиться? – заботливо спрашивала Тэш.
- Вон что придумала – я буду не только больной, но и бедный! – смеялся Пит. Чувство юмора не покидало его и в самые тяжелые моменты. 

Стойка, за которой он сидел, находилась прямо в игровом зале. Тэш украдкой наблюдала за ним, прогуливаясь в свободные минуты между игровыми автоматами, и любовалась его лицом. Он сильно похудел и осунулся, под глазами появлись темные круги. Парадоксально, но в нем появилась какая-то новая, трагичная и незнакомая Тэш привлекательность. Все считали, что он слишком много работает и не высыпается, и только Тэш знала правду. Это приводило ее в отчаяние. Иногда он отводил взгляд от монитора, и тонкие брови слегка сдвигались. Тэш знала, что болеутоляющие, прописанные врачами, помогают не сразу.Она не знала, какие чувства испытывает к Питу, и не пыталась понять. Но иногда ночью, лежа без сна, она повторяла про себя: «Питер, Питер, Питер...»

Однажды они встретились в буфете во время перерыва. Пит сел за столик Тэш. 
- Привет! – улыбнулся он. Тэш порадовало то, что он выглядел посвежевшим. 
- Отлично выглядишь! Ты как следует отдохнул? 
- Нет, сейчас бы упал и спал целый месяц. Дома сплошная беготня. Мои наконец-то продали ферму, мама уже выбрала дом в Австралии, папа связался с агентом, надо заказывать контейнер, паковать вещи. Папа берет с собой свой «Ягуар», представляешь? Я уже два дня разбираюсь в таможенных правилах ввоза машин в Австралию. Да, и билеты мы уже взяли –улетаем через 2 месяца. 
- А ты уверен, что смена климата пойдет тебе на пользу? – Тэш знала, что хватается за последнюю соломинку.
- Да ты что! – рассмеялся Пит. – Смена вот этого ужаса на австралийское солнце? Конечно. Я скоро растворюсь под этим дождем. 

«Вот и все», - подумала Тэш. Это не было неожиданностью. Ферму выставили на продажу еще прошлой весной. Тэш постаралась взять себя в руки и улыбнулась. 
- Ты прилетишь ко мне в гости? – с надеждой спросил Пит.
- Смотря, чем ты меня заманишь, - усмехнулась Тэш. Между ними давно уже был принят такой вот легкий флирт.
- Я куплю дом около железной дороги. Ты же любишь спать под грохот поездов? 
- Да, против такого будет сложно устоять. 

Перерыв закончился, и пора было идти в игровой зал. 
- Пит, все-таки эти хлопоты тебе явно на пользу! – разговор нужно было как-то закончить. 
- На пользу мне был бы хороший сон! – засмеялся Пит и легко встал из-за стола. 

Тэш решила не думать об отъезде Пита. Что решено, то решено, и ничего не воротишь. Романтика им обоим ни к чему, а дружбе расстояние - не помеха. Да и Австралия не так уж далеко. Когда-то Пит сказал ей: «Если я начну это с тобой, то не смогу потом остановиться». А на ее вопрос: «А надо ли?» отшутился: «Хитрая замужняя женщина, хочешь разбить мое сердце?» 

И все-таки в последнее время ей снились тревожные сны. Какие-то пустые поезда, крутые лестницы, заброшенные дома. Вот и сегодня в таком доме, с выбитыми окнами и пыльными подъездами, затянутыми паутиной, плакал ребенок. Тэш бегала по брошенным квартирам и искала его, и это было самым важным. Наконец на освещенной солнцем лестничной клетке обнаружилась корзинка с плачущим младенцем. Тэш прижала его к груди, прошептав: «Дочка...», а потом рывком села в кровати. Вокруг была ночь, за окнами неутомимо пел дождь. Рядом спал муж, и лицо его было безмятежным. Тэш осторожно наклонилась к нему и прошептала: «Ты скоро станешь папой...» Потом посмотрела на него, сказала себе: «Никак не привыкну к нему с короткими  волосами!» и легла обратно. Она впервые за много дней улыбалась. Потому что знала, что ее жизнь уже приняла новый поворот. И что теперь все будет хорошо.  

Прошло 10 лет. Никого из компании, когда-то отдыхавшей на берегу океана после ночной смены, в казино не осталось. Стив и Саймон тоже ушли. Кстати, пять лет назад оба женились на китаянках. 

Жену Стива звали Мишель. Она работала в банке и успешно двигалась по карьерной лестнице. Стив через месяц получал диплом инженера. Сама Мишель закончила университет три года назад. Все у них было расписано на годы вперед, и все удавалось. Давно было решено, что после того, как Стив найдет достойную работу, они купят дом. А через год после этого планировался первенец. Терри была совершенно права, когда говорила о его склонности к планированию жизни. Но таков был Стив, и это его вполне устраивало. Мишель с восторгом смотрела на мужа и считала себя счастливейшей девушкой на планете.  

Жена Саймона Мэй Лин была ослепительной красавицей – мужчины на улице оглядывались. У них был прекрасный дом, обставленный стильно, но уютно, бассейн с подогревом воды, и роскошный сад – плод творчества модного ландшафтного дизайнера. Саймон обслуживал компьютерную сеть мэрии, Мэй Лин преподавала экономику в университете. Они объездили весь мир, следили за новинками литературы и кино, в доме их бывали люди необычные и знаменитые. Вот с детьми никак не получалось... Саймон слышал, как жена плачет ночами в своей спальне, но не пытался ее утешить – он не умел утирать чужие слезы. Кроме того, ему нравилась жизнь, наполненная интересными встречами, событиями и пищей для ума, и отсутствие детей его совсем не волновало. Иногда он подходил к телефону, набирал номер Тэш, который знал наизусть, но всегда клал трубку еще до появления гудков. Если бы его спросили, зачем он это делает, он бы не смог ответить. 

А Пит постоянно перезванивался с Тэш, и переписывался. За 10 лет она трижды прилетала в гости. Два раза одна, а на третий – с мужем и дочкой. Той было уже 6 лет. Пит часто вспоминал свои слова, которыми он, казалось, расставил все точки над «и»: «Если я начну это с тобой, то не смогу потом остановиться». Он тогда ошибся – произнося эти слова, он не знал, что все уже давно началось, и даже зашло слишком далеко. Он так и не смог остановиться. 

Кстати, пять лет назад Пит полностью выздоровел. Битва была тяжелой, долгое время он балансировал между жизнью и смертью, но все завершилось его блистательной победой. Тэш считала, что его спасли оптимизм и чувство юмора, мама – что забота и поддержка семьи, а сам Пит был склонен отдать пальму первенства современным лекарствам. Выходя из больницы, он спросил врача, сколько, по его мнению, он проживет. Пожилой врач подумал и ответил: «Думаю, что долго. Если, конечно, не будете сильно превышать скорость. И в океане купаться не рекомендую – у нас тут акулы встречаются». Но случилась странная вещь – Пит получил назад свою жизнь, но вкус к ней так и не вернулся. И теперь, в сорок лет, ему казалось, что все важные события уже произошли, и все главные люди уже встречены. Мама надеялась, что он женится, появятся дети, то же советовала и Тэш. Но ему нравилось быть свободным от всяких обязательств. 

ЭПИЛОГ

Невысокая блондинка лет 30 вышла из здания аэропорта. За руку она держала маленькую девочку – свою точную копию. 

- Мама, это и есть Новая Зеландия?
- Да, Даринка. Я здесь была в последний раз 10 лет назад. 

Высокий мужчина с мальчиком на руках тоже вышел из здания, подошел к женщине и обнял ее за плечи. 
- Какой тут восхитительный воздух! Ты была права, когда говорила, что он – особенный. 

Девочка дернула маму за рукав:
- А мы поедем к твоей подруге, которая делает пирожные? 
- Обязательно. Только не сегодня. 
- А у нее есть дети? 
- Нет, детей у нее нет. 
- А почему? 
- Может, она не хочет отвечать на тысячу вопросов каждый день? 
- А Стефан запомнит все, что увидит? Ему ведь всего два года! Я-то ничего не пропущу и не забуду! А малышка, которая еще не родилась, ничего ведь не увидит?

Родители улыбнулись, и мужчина ответил: 
- А малышке мы все расскажем, когда она родится. 

Эва чувствовала, что счастлива... Она любила весь мир, а больше всего своего красавца-мужа, дочку и сына, и еще не рожденную дочку. И Терри, по которой скучала, она тоже любила. 
- Ты была здесь счастлива? - спросил муж.
Эва задумалась, а потом ответила:
- Мне было здесь очень легко и весело. Но счастлива я стала уже потом. 

День набирал силу. Полдень был жарким, ветер – теплым, цветы, согретые солнцем – особенно ароматными, а жизнь – бесконечной. И были в ней близкие люди, радостные воспоминания и мечты о будущем, а значит, она удалась.