Анастасия Денисова рассказ                                         

Поезд. История первая.
- Наташа!
- Галина Петровна.
- Настя…
- Билетики готовим!
Я ехала домой на верхней полке.
Путешествие в поезде - это почти как Новый год. Такие же нерушимые традиции, привитые с детства: спать, есть, спать, есть.
Желательно: чтобы полка была нижняя, книжка интересная, дети, бабушки и алкоголики – в соседнем купе. 

Сели, разложились, поехали. За час угнездились, прижились и совсем уже приготовились спать, но поторопились.
- Туапсе!
- Подвиньте свои вещи, у меня здесь ребёнок поедет!
Бесцеремонность, не мыслящая возражений.
Бабуля с корзинкой, чемоданом, сумкой, авоськой, воинственным взором и так называемый ребёнок. Лет шестнадцати, на вид и вся в слезах. Ненавижу – раз. При ближайшем рассмотрении оказалось, что ребёнок в соплях неприлично хорош собой. Ну просто так не бывает – ноги, волосы, загар. Ресницыыыы…. Глаза за пеленою слёз небесно голубого цвета. Ненавижу – два.
- Извините… Я просто всё лето (ненавижу – три), провела у бабушки в Туапсе… (четыре). Так уезжать не хотелось….
Что ж тут не понятного – всё понятно. Мало того, что Бог за какие-то немыслимые заслуги в прошлой жизни наградил эту девицу неправдоподобно идеальной внешностью, так у неё ещё и бабушка на море живёт. Должно быть, она дура, и характер у неё - дрянь.
- Меня зовут Марианна.
Ещё и это…
- Настя…
- Наташа!
- Галина Петровна. 

…- и вот я теперь не знаю, что же мне делать. Я ведь сначала в математическом классе училась. И у меня так хорошо всё получалось, я так любила математику! Я сидела на задней парте и решала, решала, решала задачки. Я всё время просила учительницу – ещё мне задачек дайте, ещё! И за год я так всех обогнала, что родители решили меня в химико-биологический класс отдать. И я так полюбила химию! Я сидела на задней парте и решала, решала, решала!..
… и ещё я спортом всё время занималась. Гимнастикой, синхронным плаванием. И у меня всё хорошо получалось, но лучше всего получилось, когда я бегом стала заниматься. Оказалось, что у меня какие-то такие мышцы, которые идеально для бега подходят. И за год я стала второй по городу. И вот теперь я не знаю – в какой мне институт идти, в обычный или в спорт. А вы как думаете?... 

Одинокая девица 25-и лет. Закончила школу с шестью двойками по алгебре и шестью по геометрии. Спорт видела несколько раз по телевизору.
Замужняя тётка 30 лет. Целлюлит. Муж военный. Живут в общаге.
Тётка за пятьдесят. В разводе больше, чем в браке в пропорции один к двадцати. Романтична как в свои же 16. Истово верит в заграничный рай и принцев.
Как они вдохновенно ей советовали!... Упиваясь собственной значимостью, учили юное дарование жить. Дарование внимало, впитывая каждое сказанное ей слово с видимой благодарностью.

- …его каждый день из-за меня мальчишки били. И из нашего класса. И из параллельного. И из старших классов. И даже из соседних школ. И папа у меня такой строгий… Но он всё равно меня любит. А я вот не знаю… Мне уже 15 лет. Как вы думаете, ещё надо подождать или уже пора… ну, вы понимаете…

Они, конечно же, и здесь вдохновенно советовали. Когда, и что, и почему. И чего делать не стоит. И как у каждой из них это было первый раз рассказали, конечно же. Она слушала их, раскрыв рот. Они чувствовали себя мудрыми вершительницами судеб.
Сероватого вида тётка средних лет с коротковатыми ногами;
живущая иллюзиями вперемежку со страхами женщина, не видевшая ничего лучше мексиканского сериала и девица, стесняющаяся собственного одиночества. 

Когда поезд подъезжал к Петербургу, они уже её обожали. И безупречную внешность ей простили, и бабушку в Туапсе. За ощущение собственного превосходства над эталоном красоты, ума и божьей одарённости простишь ещё и не такое.